Кто онлайн?
Пользователей: 0
Гостей: 19
Сегодня зарегистрированные пользователи не посещали сайт
Блоги
Лента записей Все блоги
Зи фикирарСтал-наме
САЖИДИН
Ненсация. Murtazali Gadjiev Кстати, Эльдар , известно Ашага-Стальское поселение эпохи ранней бронзы, возрастом около 5000 лет + - 100 лет . Я там нашел керамику этого времени и кремневый наконечник стрелы. Может отметим? )))
САИДГАСАНОВ С. С.
СТАЛ – НАМЕ – ИСТОРИЯ ТРЕХ СТАЛОВ

Редактор –
доктор исторических наук
Шихсаидов Амри Ризаевич


Эй, Сулейман, каков твой Стал?
Я в нем детей считать устал,
Его бы я хулить не стал,
Здесь все же просвещения место!
«Семнадцать аулов моей Кюры» С. Стальский.

История ваша – в глубине веков,
К друзьям и гостям здесь в цене любовь,
Москва и Тифлис знают о вас без слов,
Сталар-сёла, наш благодатный край!
Сталар-сёла, людьми устроенный рай!
«Три Стала» И. Яралиев.

Плечом к плечу, как три могучих брата,
На против святых Шаха и Шалбуз горы,
Любуясь садами, страной богатой,
С незапамятных времен, седой поры
Как три столпа, Кюры – три основы,
Стоят три Стала – кладези богатства,
Стоят три Стала – три города новых.
Не запирают в Стале ворота на засов,
Не приходилось предкам за нас краснеть.
Гордость для села – старцы – мудрость веков,
Гордость для семьи – гость и благая весть.
Девушки Стала – красивые джейраны,
Не сглазить б невест – в душах многих раны…
Три Стала – здесь родина Сулеймана,
Хлеба вдоволь – раздолье, без обмана.
«Три Стала» Рамазан Нагиев.

СЛОВО УЧЕНОГО

За последние два десятилетия в Дагестане издано большое число книг, посвященных аулам и городам республики. Огромный читательский интерес к ним вполне закономерен, так как прошлое и настоящее народа, переданное через историю одного селения или одного города – одна из замечательных и традиционных форм приобщения к истории и культуре региона.
Три селения с одинаковыми названиями Стал (СтIалар) – родина многих замечательных людей – тружеников, ученых, поэтов.
Книга Сажидина Саидгасанова, известного лезгинского поэта, знатока, любителя, неутомимого пропагандиста памятников духовной и материальной культуры лезгинов – это неожиданный и хороший подарок для любознательных читателей.
Работа эта писалась нелегко. «Стал-Наме - история трёх Сталов» - книга об истории трех братских стальских сел. Она создавалась в течение многих лет. Автор проявил в этом деле огромную энергию, изобретательность, умение. Мне приходилось быть свидетелем, как Сажидин собирал по крупицам свой материал, знакомился с газетным и литературным материалом, выискивал древние и новые данные, изучал традиции, устное поэтическое творчество, рассказы знатоков прошлого, записывал легенды и предания.
В итоге перед нами книга, которую читатель прочтет с огромным интересом. Ее хронологический диапазон огромен, поражает своим тематическим разнообразием. Седая древность, средневековье, новая и новейшая история – все это нашло отражение в этой книге. Археологические памятники трех селений и их окрестностей, предания и исторические рассказы о героической борьбе за независимость в борьбе против иноземных завоевателей, рассказы о принятии ислама местными жителями, о чудовищных разрушениях войсками Тимура и Надир шаха, о восстаниях за социальное освобождение – это только часть материала, «спрессованного» в книге.
Особый интерес представляет ценнейший материал, который нечасто находит место в наших исторических исследованиях. Речь идет о структуре селения, кварталах, тухумах, о богатейшей топонимической номенклатуре, о ценностях, сосредоточенных в сельских музеях. Речь идет о замечательных людях, создавших славу трех знаменитых селений – Ашага-Стал, Орта-Стал, Юхари-Стал: тружениках полей, председателях колхозов, создателях медресе, директорах и отличившихся учителях школ, об участниках Великой Отечественной войны. Здесь сказано о писателях и поэтах, о партийных, государственных, общественных деятелях трех сел. История в лицах – украшение любой истории.
До сих пор мы знали Сажидина как замечательного поэта. Теперь перед нами еще и пытливый, неутомимый знаток прошлого и настоящего своего народа.

Шихсаидов А.Р. доктор исторических наук, профессор.



I ЧАСТЬ

ВМЕСТО ПРЕДИСЛОВИЯ

«Видя, как они защищают свою землю и Россию, я ещё сильнее полюбил Дагестан и дагестанцев». В. В. Путин.

История предоставила каждому народу счастливое право – живя вместе, проявлять и отстаивать свои лучшие национальные качества, знать свою историю и культуру, чтить прошлое, строить настоящее и будущее, и делать это на благо как себе, так и всем. Так было и так будет всегда. Последние годы уходящего ХХ столетия отмечены небывалым подъемом национального самосознания наших народов, поисками корней, демонстрацией общественного и культурного становления, определением перспектив развития. В осмыслении и отражении этих процессов активное участие принимает каждый человек, кому дорог свой народ, свой край.
Мы словно поняли, что быть бессмертным - значит уметь видеть дальше своей памяти. Сегодня работы по истории и исторические романы, хроники стали пользоваться повышенным спросом. А это значит, что мы стали одухотворёнными. У души нашей словно появилось, наконец-то, зрение, с помощью которого мы можем заглянуть в минувшие века. Не потому ли становится нам нестерпимо больно при виде разрушения древних камней истории? История стала для нас своего рода зеркалом сегодняшнего дня, и мы убеждены, что душа наша, благодаря этому волшебному зеркалу, способна к ощущению собственного бессмертия.
У народов нашей многонациональной страны все больше возрастает интерес к прошлому, к ценностям национальной, отечественной и общечеловеческой культуры. Все это острее выдвигает проблему историко-культурной преемственности в воспитании подрастающего поколения. Плохое знание культуры, прогрессивных традиций и обычаев, а, нередко, и искаженность историко-культурных знаний, становится источником многих негативных явлений в сознании и поведении людей. Стало очевидным, что культура, и только самобытная культура каждого из ста народов страны, способна спасти общество от окончательного духовного обнищания и вернуть обществу действительный многонациональный статус. Каждое новое поколение, вступающее в жизнь, открывает заново для себя мир человеческих чувств и отношений, сложный и многогранный мир ценностей. Но оно не всегда использует и опирается на многовековой опыт духовно-нравственной жизни своего народа. Эта взаимосвязь прошлого и настоящего - обязательное и необходимое условие обогащения внутреннего мира личности и общества, основа для осмысления и оценки людьми своих жизненных позиций, направлений и целей деятельности. Историю нельзя рассматривать вне связи с современностью, точно так же, как и современность трудно представить без знаний о прошлом. Историческое прошлое каждого народа характеризуется мужественной силой, верностью и беззаветной преданностью идеям свободы и независимости. Дагестан не раз служил яблоком раздора и ареной кровопролитной борьбы с завоевателями.
Аулы Дагестана – это целое хранилище исторических событий, преданий, легенд и судеб людей. Почти в каждом из них сохранились сведения об истории, быте, культурном развитии местных жителей. Думаю, читателям будут интересны история трех лезгинских сел и судьбы людей, живших здесь в давние времена и живущих в настоящее время.
«Дорогами и тропами Дагестана». Марковин И.В. I988 г.
В мире Дагестан известен как полиэтнический и многоязычный регион. Также известно, что народы Дагестана никогда не воевали между собой. Будучи на протяжении веков на перекрестке геополитических интересов могущественных держав, они сумели сохранить свою независимость, цельность и самобытную культуру. Единство народов Дагестана скреплялось рядом объективных факторов: единая идеология, компактное проживание в одинаковых природно-климатических условиях, что породило схожие способы ведения хозяйства, схожие обычаи, традиции, морально-психологические установки. Постоянные внешние посягательства требовали объединения сил всех народов для отпора врагам.

МЫ - КАВКАЗЦЫ

Кавказ, отличающийся значительный геоморфологическим своеобразием как высокогорная страна, замкнут в то же время в своих географических границах. На юге это замкнутость проявляется в системе высокогорных плато, пересеченных хребтами, на севере – в двух параллельно идиши стенах Бокового и Пастбищного хребтов. Изоляция от внешнего мира была мощным фактором исторических процессов на Кавказе, породила локальную зону этно-расообразование, и её роль демонтируется неповторимостью кавказских этнокультурных типов, своеобразием языков и антропологических комплексов. Но изоляция и порожденные ею генетические барьеры играли исключительную роль и внутри кавказского расообразовательного очага.
В. П. Алексеев – знаменитый советский этнограф.
По моему глубокому убеждению, месторасположение этих поистине изумительно прекрасных трех Стальских сел - веление Аллаха. Перед ними, лицом к лицу напротив этих сел, возвышается гора святых царей – седой Шалбуз - горный хребет Кавказа. (4I42 метра над уровнем моря). Там при лунной тишине покоятся святые. Одухотворенная гора, живая и трепетная. В ХIХ веке доктор медицины Свидерский восторженно писал: «Заставленная бесконечными коричневыми скалами, между которыми белеют снега, округлая вершина этой горы похожа на курчавую, сильно поседевшую голову с прядями каштановых и белых волос вперемешку». А другой созерцатель – сарептский житель Александр Беккер - назвал её «Венцом Кавказа», ибо эта гора действительно подобна золотой короне, украшенной жемчугом – вечными льдами и девственным снегом. Здесь зарождается жизнь. Под лучами солнца тают снега, образуются кристально чистые ручейки, которые стекают вниз и устремляются на равнину, на простор, утоляя жажду многочисленных племен, их вождей и подданных. И они живут благодаря святым истокам. А гора стоит много тысяч лет.
Как гласит предание, много сотен лет назад на Шалбуз-Даге жил святой шейх Ал-Бурзи, из потомков пророка Мухаммеда (с.а.с.) Когда корыстные люди воевали друг против друга, шейх Ал-Бурзи напоминал им о Всевышнем, о Господе миров, и во имя Аллаха примирял их. Он жил, умер и похоронен на горе Шалбуз-Даг. Там же нашёл последнее пристанище и святой Сулейман. Рассказывают и о другом святом человеке по имени Шалбуз. Также были и другие праведные люди, которых приютила святая гора. Поэтому священную гору Шалбуз называют еще и «Домом Богов», подобно Олимпу в Греции. Её называют и «Меккой» мусульман Кавказа.
Фарид Айсар. «Дагестанская правда».

УРОКИ КАВКАЗСКОЙ ВОЙНЫ XIX века

Годовщина окончания Кавказской войны ХIX в., продолжавшейся 47 лет (с I8I7 по I864 г.) и определившей отношения между Россией и народами Северного Кавказа, прошла почти незаметно. Спустя I50 лет не отрефлексированные события войны и последующее выселение народов в годы Великой Отечественной продолжают подпитывать межэтническую и межрелигиозную напряженность в регионе. Масштабные боевые действия начались в I8I7 г. при генерале Алексее Ермолове. Он покорял горцев Чечни и Дагестана, не соблюдая европейских законов войны. Жестокое разорение восставших городов и аулов, уничтожение посевов и скота, захват заложников стали системой боевых действий. «Разорение нужно было как памятник наказания <...> никому доселе не покорствовавшего народа, нужно в наставление прочим народам, на коих одни примеры ужаса удобны, наложить обуздание», — вспоминал Ермолов. В ответ в Дагестане в конце I820-х гг. появилась кавказская разновидность одного из исламских вероучений, мюридизма. Она предусматривала не только аскезу, но и обязательную борьбу с «неверными», которыми повстанцы считали не только русских, но и лояльных им феодалов. Восстания под руководством имама Шамиля и его приверженцев заставили русскую армию покинуть часть Дагестана и Чечни. Чиновники и военные на Кавказе в XIX в. не вмешивались в дела феодалов при соблюдении ими внешней лояльности. «После покорности дагестанских племен мы не изменили существенно господствовавшую там вредную систему управления.
Установленные там порядки не только не прекратили тиранию владетелей, но <...> еще укрепили эту власть», — писал историк Аполлон Руновский. Российская власть и военные часто превращались из арбитров в инструмент междоусобной борьбы. Ситуация стала меняться в начале I850-х гг. Армия начала методично вытеснять повстанцев в горы, представители командования и чиновники вступили в переговоры, обещая сложившим оружие прощение и улучшение жизни. В конце I850-х гг. император Александр II упразднил ханства, владетели которых больше других восстановили население против русской короны. Сопротивление ослабло: в августе 859 г. Шамиль сдался командующему на Кавказе генералу Александру Барятинскому. А 2I мая (2 июня по новому стилю) I864 г. был отслужен молебен об окончании войны. Часть горцев отправились в изгнание в Турцию.
Кровопролитная война продолжает отравлять отношения между русскими и народами Кавказа. Некоторые называют действия России того периода геноцидом горцев. Но это была типичная колониальная война, в которой русские считали противников варварами. Исторического примирения достичь трудно, на это, вероятно, потребуются века. Возможно, пора договориться о памятнике жертвам той войны. Важно также понимать: копирование прежних методов при решении современных противоречий Кавказа порождает иллюзию успеха, загоняет вглубь старые проблемы и порождает новые.

КРЕПОСТЬ АГА КРАН


Когда речь идет о селе Ашага-Стал, в первую очередь, приходит мысль о высоком холме, на котором по преданию, еще в глубокой древности существовало крупное село-крепость под названием Ага Кран - «ЧIурухуьр» - разрушенное село. Оно было одной из важных крепостей той поры в Южном Дагестане. В наше время от этого села - крепости осталось одно название «ЧIурухюр». Во времена Кавказской Албании эта крепость носила название Ага Кран. Он был важным стратегическим объектом, который играл большую роль в социально-экономической жизни, торговых отношениях селений Кюринского общества. Село – крепость Ага Кран имел тесные контакты с Дербентом, Шеки и Ширваном, которые имели большое историческое значение для всего региона.
Как свидетельствуют надписи на надгробных камнях в Ашага-Стале, их возраст более восьмисот лет. Есть также камни, на которых надписи отсутствуют. На территории кладбища иногда обнаруживаются могилы из нескольких ярусов.
Ашага-Стал охватывает огромную площадь, по сравнению с двумя другими соседними селами. Ашагастальцы имеют около 2522 гектаров полей, садов и пастбищ для скота. Между Ага Краном и крепостью – под названием Келе существовал туннель. Вокруг крепости Келе обосновались поселяне. Они, в основном, служили для оказания помощи воинам, помогали в содержании обороноспособности Келе. После взятия крепости Келе, Ага Кран оставалась мощной и труднодоступной крепостью. По сравнению с крепостью Келе, рядом с которой был родник – «КIелед булахар», жители Ага Крана не имели питьевой воды. Источник питьевой воды находился в 500 метрах от села в месте под названием «Латар». Чтобы иметь проточную воду на расстояние около I000 метров и больше, был проложен водопровод, состоящий из глиняных труб. Этот источник находится вблизи местечка «Жинеррин кунтI». После падения крепости, Ага Кран распался на несколько соседних населенных пунктов: Агъа-СтIал, Кьулан-СтIал и Вини–СтIал.
Агакранцы на границе Жара и Тала. Первые зачинатели Ага Крана – это главы родов Гачалар и Хъиравар. Они-то и живут вблизи древней крепости Ага Крана. После них стали прибавляться представители других родов, и замыкают село пришельцы из таких аулов, как Штул, Икра, Шимихуьр, Цнал, Цициг, Экен, Зухрабхуьр, Испик и многие другие. Им, чтобы прийти и обзавестись своим хозяйством в данном селе, нужна была защита или близкие родственники. Поэтому, чтобы поручиться защитой и доверием коренных жителей, новоприбывшие угощали их пловом. Таких «родных» в народе называли «ашдин миресар» – породнившиеся после угощения пловом. Агакранцы, совместно с жителями соседних сел, регулярно вели ожесточенные бои с монголо-татарскими войсками. Сражения шли в окрестностях Ага Крана. Об этом свидетельствует книга Ханмагамедова Г. «Дербент, Горная стена, аулы Табасарана.I979 г.».
Есть версия, что второй брат Хулагидов, потомок Чингиз-хана, для полива засушливых земель воспользовался речной водой, которая текла рядом со Сталами. Проведенные в ту пору канавы под названием «Члар» и «Кулан Члар» действуют до настоящего времени. Оба берега реки были покрыты густым лесом. Стальцы, вырубая лесные массивы и очищая их от кустарников, начали выращивать зерновые культуры. Выращенным урожаем обеспечивали не только себя, но и жителей горного Дагестана: Кураха, Хива и Агула. Впоследствии, за этим орошаемым угодьем сохранилось название «Дугун». Во времена советской власти угодья, принадлежавшие отдельным лицам, объединились и стали садовым участком колхоза. Во времена перестройки такие массивы плодовых деревьев, хорошие плодородные земли были либо уничтожены, либо розданы под строительство домов.
Задолго до распада Кавказской Албании Ага Кранцы имели свой родовой строй, уступивший местному феодализму. Как и в других местах, в лезгинских селениях жили различные группы людей - роды. Понятие «родом» иранского происхождения и означает «семья или род», по-лезгински «хазан». Наряду с этим заимствованным словом, для обозначения рода, родственного коллектива употреблялся такой термин, как «несил». Хотя род не сохранился, патриархально-родственные отношения жителей трех Сталов продолжали существовать.
Род имел родовую собственность - землю, скот, усадьбу. Во главе рода стоял старший - обычно дед. Дед, отец, братья, сыновья, внуки, правнуки жили неразделенной семьей под одной крышей, трудились сообща, ели из одного котла. Глава рода распоряжался хозяйственной деятельностью семьи, являлся полновластным хозяином имущества. Заработки членов семьи поступали в общий бюджет. Существовала солидарность всех членов семьи. Ведение домашнего хозяйства, воспитание детей являлись обязанностью женской половины семьи, которой руководила старшая в доме женщина - жена главы семьи. Её власть простиралась на всех женщин в доме. Много веков обычаи наших предков - адаты – имели силу закона и представляли огромный нравственный потенциал, объединяя и консолидируя все живущие в Дагестане народы. Сельская община – джамаат - состояла из нескольких семейных общин. Внутри такой общины семейная община индивидуально владела отдельными пахотными, покосными, а иногда и пастбищными земельными участками, и в то же время имела право пользоваться пашнями, пастбищами, лесом, водами, принадлежащими сельской общине. Связь между семейными общинами внутри села держалась в строгой дисциплине и обычаях - адатах. Крупные изменения в культурной жизни произошли в селении с конца ХIХ века. В роде существовал принцип «Один за всех, все за одного». В случае необходимости род защищал свои интересы силой коллектива и отвечал за провинившегося своего члена. Если посмотреть на состав тухумов, найдутся роды под общим названием «Святые» - «ПIирер», «Кошки» - «Кацер», «Лисицы» - «СикIер», живущих и в Ашага-Стале, и в Орта-Стале.

ИЗУЧЕНИЕ ПАМЯТНИКОВ КРЕПОСТИ АГА КРАН

Начало историко-археологического изучения Дагестана относится к концу ХVIII началу ХIХ века. Первая попытка исследовать археологические памятники Дагестана была предпринята в I848 году членом Одесского общества истории и древностей А. Фирковичем, раскопавшем к югу от Дербента один из курганов. Комаров А. В. I882 г.
Здесь же несколько погребений, которые раскопал прапорщик Ибрагим-бек-Карчагский. Он произвел такие раскопки и на территории могильника под номером I507-Ашагастальский. На I км к западу от села Ашага-Стал, на возвышении, через которое проходит дорога в село Орта-Стал, находится могильник. В народе, по поводу этих раскопок, сохранилось предание о том, что зловредный Ибрагим-бек-Карчагский пришел в село и попросил у старшины молодых людей для раскопки женских могил. Он хорошо знал, что женщин хоронили со всеми драгоценными у
крашениями. Говорят, что Ибрагим-бек унёс отсюда немало украшений.
К эпохе средней бронзы (с первой половины II тысячелетия до н. э. до конца III тысячелетия до н. э.) относятся нижние слои Юхаристальского поселения, расположенные на его южной окраине. На глубине 2 метров местные жители обнаружили целые и разбитые сосуды, в том числе один сосуд начала II тысячелетия до н.э. Возможно, со временем, в Южном Дагестане будут обнаружены новые памятники эпохи средней бронзы. Тогда можно будет определить место Юхаристальского поселения в кругу сопредельных памятников. Гаджиев М.Г. I983 г. Такие же находки найдены и на территории села Ашага-Стал, возле местечка Ага Кран, но еще не обследованы.
Ранний железный век - VII-IV вв. до н.э. К этому времени относятся Келинское, Цмурское и другие поселения, нижние слои Урцекского, Таргунского, Дербентского, Верхнего Клабкомахинского и других городищ, а также Макинский, Хабадинский, Карабудахкентский, Каратинский, Шаракунский (ранние комплексы), Урцекский и другие могильники.
В одном Шаракунском могильнике сохранилось захоронение, ориентированное на юго-восток, где были найдены останки мужчины, лежащего на правом боку в согнутом состоянии. Там же находились обломки керамического лепного горшка, железного ножа и обрывки железной цепочки. Инвентарь других могил состоит из серых лощеных сосудов, (в том числе со сливными носиками), керамических пряслиц, обломков бронзовых ножен меча, спиралевидных и скобовидных подвесок, бус, раковин каури, железные ножи и наконечники копий с лавролистным пером. А также железные двухлопастные наконечники стрел, ажурные четырехугольные пряжки из двух частей, витые шейные гривны, дуговидные фибулы многое другое. Около погребенных встречаются лошадиные погребения, а также кости крупных и мелких домашних животных.
Погребальные памятники албанского времени, представленные Новолакским, Ленинкентским, Дербентским, Мамрашским, Шаракунским и другими могильниками, выявлены во всех физико-географических районах Дагестана. Основным типом погребальных сооружений была грунтовая могила овальной или вытянутой формы, перекрытая каменными плитами или продолговатыми булыжниками, возможно, и деревянными плахами. Таких могил албанского периода на наших кладбищах очень много. Часто такие могилы обложены каменной кладкой и отмечены камнями. В погребальных камерах встречаются по одному, по два костяка и более. Известны склепы, содержащие до 39 костяков. С начала I тысячелетия н.э. появляются каменные ящики или гробницы. Костяки лежат скорчено на левом или на правом боку. Выявлены вторичные или расчлененные погребения, а также захоронения отдельных черепов. С начала I тысячелетия н.э. появляются погребения, при которых умершие уложены с разными положениями ног и рук (руки на тазе, груди, поясе, ноги перекрещенные, ромбовидно-сложенные). Как исключение, попадаются вытянутые скелеты на животе. Ориентировка неустойчива. С костями встречаются угольки, мел, отмечены следы подстилки.
К Албанскому времени относятся Юхаристальское, Алкадарское, Герейхановское, Мамрашское, Макинское поселения, Хивский, Цнальский, Цмурский, Мамрашский, Шаракунский могильники, Шаракунский, Новоаульские находки, позволяющие охарактеризовать культуру и быт местного населения.

РЕЕСТР АРХЕОЛОГИЧЕСКИХ ПАМЯТНИКОВ КРЕПОСТИ АГА КРАН

Археологические раскопки свидетельствуют, что Восточный Кавказ является одним из уголков Кавказа, заселенным еще в древнейшие времена. Здесь обнаружены кремневые орудия, относящиеся к ранней стадии палеолита (I00-60 тысяч лет назад), а также к последующей эпохе – мезолиту.
I. Шаракунский могильник времен Албании.
К верхнепалеолитовой эпохе относится чаша из костей мамонта (возраст 30-50 тысяч лет), обнаруженная в окрестностях поселка Белиджи, единственная и предшествовавшая различным глиняным и плетёным сосудам. Это древнейшая на территории нашей страны находка подобного рода. Среди местного населения широко использовались в быту различные изделия из железа, как оружие для охоты, так и орудия труда. Высоким художественным мастерством отличались украшения из бронзы.
I496. Кухмазкунтский курганный могильник. За селением Ново Мака, у трассы Москва-Баку на 2 километра тянется курганное поле. Исследован один из курганов Кухмазкунт, в результате чего было выявлено катакомбное погребение с дромосом в виде четырехугольной ямы, глубиной 3 метра со ступеньками. От погребения сохранилось несколько человеческих костей. Найдены серые и красные с ангобом горшки, миска, железный нож, бусы IV-VI вв. н.э.
I506. Ашагастальское поселение. В I,5 км к востоку от с. Ашага-Стал и в 0,5 км к северу от дороги Касумкент-Мамраш находится поселение, на поверхности которого сохранились камни от построек, встречаются обломки средневековой керамики. Некоторые фрагменты керамики покрыты сплошной штриховкой, волнистыми или прямыми линиями. Памятники относятся к средневековому времени.
I507. Ашагастальский могильник. На I км к западу от села Ашага-Стал, на гребне возвышения, где протянута дорога в село Орта-Стал, находится могильник. Раскопаны два погребения. В одном из них найдены серебряные браслеты, бусы и серьги, в другом – одна серебряная серьга. Летвацагуров И.; I883;
I508. Ашагастальсий курган. Примерно в I км к югу от села Ашага-Стал, возле водяной мельницы, в настоящем – водокачки, находится округлый холм высотой 3 м., по периметру основания I20 м. Холм покрыт речным булыжником. В обнажение юга - западного склона виден культурный слой, содержащий обломки глиняных сосудов красного и черного цвета, кости животных и угольки. Поверхность некоторых черепков заглажена или покрыта сплошной штриховкой. Встречаются обломки сосудов, украшенные одним или двумя параллельными валиками с косыми насечками.
I509. Юхаристальское поселение. На окраине села Юхари-Стал находится поселение, культурные слои которого были потревожены при проведении оросительного канала. На глубине 2 м местные жители обнаружили целые и разбитые сосуды, причём, один сосуд начала II тысячелетия до н. э. На поселении собрано большое количество серой керамики албанского времени, обнаружены остатки каменных строений. 2. Исаков М.И. I966г.
I5I4. Аральское городище. На 6-7 км к юго-востоку от села Ашага-Стал, на правом берегу реки Гюльгеры – (река Стал) и в 0,2 км к западу от фермы в урочище Арал, находится городище, на поверхности которого встречаются остатки строений и обломки керамики YII-IY вв. до н.э., а также ХI-ХIII вв. н.э. Согласно местным преданиям, здесь находился средневековый город. Котович В. Г., I965г. С I9 века Арал покрыт лесом, ашагастальцы возили отсюда дрова на зиму.
I5I5. Шаракунское поселение. На I50 м к югу - западу от поселка совхоза им. Герейханова, у дороги в селение Касумкент, находится в виде кургана возвышение «тепе» - остатки поселения эпохи ранней бронзы, где выявлены следы построек крупного плана и керамики, характерные для кура–аракской культуры.
I5I6. Шаракунский могильник. К югу-западу от совхоза им. Герейханова, на «тепе» находится могильник, в котором исследованы 60 грунтовых могил и I каменный ящик VI в. до н.э. – III в. н.э.
I5I7. Шаракунская находка монет. На территории совхоза им. Герейханова, в Шаракунской долине найдены две бронзовые монеты I-я диаметром 35 мм, весом 34,7 г., 2-я - диаметром 25 мм, весом I9 г. с именем царя селевкидского Ирана Антиоха IV Епифана I76-I64.г. до н.э. Еще одна такая же монета хранится у доцента Государственного университета Полякина. Во время строительных работ здесь был найден еще один клад монет.
I5I8. Герейхановское поселение. На I - I, 5 км к востоку от совхоза им. Герейханова и справа от дороги, ведущей до села, по трассе Москва – Баку, находится группа из 4 курганов, один из них в настоящее время полностью снесен при земляных работах. Магомедов Р.Г., I985.
I5I9. Герейхановские курганы.В 2 – 2,5 км к востоку от совхоза им. Герейханова и в 0,6-07 км справо от дороги на трассу Москва-Баку, находится группа из 4 курганов, один из которых в настоящее время полностью снесен при земельных работах. Магомедов Р.Г.I985.
I520. Герейхановский курган. На северо-восточной окраине совхоза им. Герейханова, в разрушенном под курганом сооружении, найдены керамические сосуды: чаша и два кувшина. Магомедов Р. Г. I985.
I540. Мамрашское I - е поселение. На I км к северо-востоку от бывшего села Мамраш находится поселение, расположенное на одиннадцати небольших холмах, которые называется Мамрашкунты длиной I0 - I5 м, по обе стороны дороги в сторону Белиджи. Здесь обнаружено большое количество фрагментов керамики, обломки кремневых вкладышей серпов, ладьевидная зернотерка, осколки кремня, относящиеся к эпохе ранней бронзы.
I54I. Мамрашское 2-е поселение. I50 м. к западу от жилых строений современного селения «Советское», недалеко от бывшего села Мамраш. На ровной вспаханной, слегка возвышенной местности, находится поселение размером 300 х I50 м, толщина культурного слоя - 30 - 50 см, где обнаружены глазчатые бусы, кувшины со сливными носиками первых веков новой эры. Пикуль М.И., I959 г. С III.
I542. Мамрашский могильник. На западной окраине современного села «Советское», по обе стороны от автотрассы Москва-Баку, на слегка наклонной к востоку возвышенности бывшего села Мамраш находится могильник I,0 х 0,5 км с каменными ящиками, грунтовыми могилами и склепами албанского времени Даудов О.М.. I978 г.
I543. Мамрашские курганы. В 3 км к востоку от бывшего села Мамраш, возле дороги, ведущей в село Белиджи, в местности Ала-мише находится большая группа курганов. На вершине самого большого кургана стоит треангуляционный знакИсаков М.И I966.


ШАРАКУН

С древнейших времен до ХI века лезгинский народ, в том числе и кюринцы, сохранили свои этнические особенности и культуру, продолжали развивать их, несмотря на всякого рода исторические события, коллизии.
Кухмазкунт – самый главный и самый высокий из всех Шаракунских курганов. Местность от Белиджи до Касумкента известна у лезгин, как «долина курганов». Ещё в далекие времена вся эта долина под названием «Калар» - зимовище для скота и овец, принадлежала жителям Ага Крана. После распада Кавказской Албании и после разрушения крепости Ага Кран, эти земли поделили между собой жители новых сел - Ашага-, Орта- и Юхари-Сталов. Кухмазкунт, т.е. несколько гектаров пахотной земли ашагастальцев вокруг него, сейчас находятся в распоряжении совхоза «Аламишинский». Кухмазкунт имел стратегическое значение. В далекие времена эта возвышенность использовалась для подачи сигналов. На этой возвышенности, при возникновении опасности, особенно ночью, зажигали огни, оповещающие о бедствии. Сигнал принимался в Ага Кране и передавался дальше.
Кухмазкунтский курганный могильник. За селением Ново-Мака, у трассы Москва-Баку, тянется на 2 км курганное поле. Исследован один из курганов Кухмазкунт, в результате чего было выявлено катакомбное погребение с дромосом в виде четырехугольной глубокой (3 м.) ямы со ступеньками. От погребения сохранилось несколько человеческих костей. Найдены серые и красные с ангобом горшки, миска, железный нож, бусы IY-YI вв. н.э. Одним из наиболее значительных памятников раннесредневекового Южного Дагестана является Паласа - сыртский могильник IY-YII вв., занимающий обширную территорию к югу от Дербента. Кухмазкунтские курганы составляют часть этого могильника. Здесь, под курганными насыпями, помимо основных катакомбных погребений, выявлены подбои и грунтовые ямы. Скелеты лежат скорчено на боку, вытянуто на спине или на боку и ориентированы на юг, юго-восток, юго-запад и изредка – на запад или северо-запад. Инвентарь разнообразен. Некоторые исследователи приписывают могильник ираноязычным кочевым племенам маскутов, другие полагают, что население, оставившее этот могильник, было неоднородным в этническом отношении, и, что в его составе, помимо основного ираноязычного населения, было тюркоязычное и местное население. Культура, представленная раннесредневековыми памятниками лезгинского народа Южного Дагестана, сформировалась на базе местной археологической культуры албанского времени. Это прослеживается по развитию погребального обряда и инвентаря, особенно керамических форм. Ряд многослойных бытовых памятников обслуживались на протяжении длительного времени от начала I до середины II тысячелетий н.э., документируя непрерывный процесс постепенного развития культуры, сохраняя безусловную преемственность. В то же время культура раннесредневекового Дагестана развивалась в тесной связи с культурами сопредельных областей, впитывая в себя достижения культуры народов Кавказа, Ближнего Востока и Восточной Европы.

БОРЬБА НАРОДОВ ДАГЕСТАНА ПРОТИВ ИНОЗЕМНЫХ ЗАВОЕВАТЕЛЕЙ

В VI-VII вв. вокруг Кавказа происходили события, заметно повлиявшие на положение государств Закавказья. При правителях Сасанидов Иран вскоре превратился в могущественное государство. При археологическом исследовании, произведенным тогда еще молодым ученым Муртузом Гаджиевым, возле холма «Жинеррин кIунтІ» был обнаружен кремень, который использовали в качестве наконечников для стрел в эпоху Александра Македонского, что свидетельствует о военных действиях в этой местности. Питьевую воду для крепости Ага Кран брали из родников вблизи «Холма чертей». Этот холм предназначен был и как сигнальная высота.
В прошлой истории Дагестана трудно найти время, когда, хотя бы в течение двадцати лет, было спокойно. Один завоеватель сменял другого, и все они старались установить свою власть. Тяжело приходилось народу. Во время походов и сражений стирались с лица земли целые города и села, уничтожались посевы и скот, погибали сотни и тысячи людей. Захватчики уводили тысячи пленных, с целью эксплуатации их в качестве рабочей силы на своих землях. Народы Дагестана в кровавых схватках мужественно отстаивали каждый клочок своей земли.
С приходом в Закавказье арабских завоевателей и принятием ислама в начале VIII века на Среднем Востоке происходили события, оказавшие большое влияние на историю Передней Азии и сопредельных с ней стран. В первой половине VII века в Аравии в противовес язычеству, появилось и распространилось новое религиозное учение – Ислам. Основоположником новой религии был житель Мекки Мухаммад. Последователей ислама назвали мусульманами. После смерти Мухаммада (632 г.) его преемники именовались халифами, т.е. «преемниками пророка», а государство получило название Халифат. В период правления халифа Омара (634-644-гг.) арабы повели наступление на Иран. Их нашествие угрожало и Кавказской Албании. В период правления халифа Османа войска халифата, под командованием Салмана ибн Рабиа аль-Бахили, двинулись по направлению к городу Дербент и дальше на южные районы Лезгистана.

О ПРИНЯТИИ ИСЛАМА

О принятии Ислама на границах Дагестана со стороны Кюре и о времени прихода арабов говорить трудно. С достоверностью можно сказать, что с приходом арабов на Кавказе утвердилась исламская религия. Религия считается пришедшей во времена Омара Ибн Хаттаба, приблизительно в 643 году по хиджре в эпоху Осман Ибн Аффана. Но в действительности, религия пришла во времена Абу Муслима Абдул Малика. Арабы, захватившие Кавказ, начали распространять исламскую религию. В то время обессиленные албанцы просили помощи у иранцев, у армян. Ислам по-арабски – покорность Аллаху. Основной тезис ислама - «Ля иляха илля-ллах, Мухаммад-ррасулу-ллах» «Нет божества, кроме Аллаха и Мухаммад – его Посланник». Заповеди ислама: признать догмат о единстве Аллаха, пять раз совершать в установленное время молитву, ежегодно соблюдать месячный пост-уразу в святом месяце Рамазан и, по мере возможности, совершать паломничество в священный город Мекка. Мусульманин должен был выделить определенный процент из своего имущества в пользу малоимущих слоев населения. Арабы силой насаждали исламскую религию и поступали жестоко. В это время древнее мощное государство Кавказской Албании разделилось на маленькие части. Существует и другая точка зрения, что албанцы приняли ислам добровольно
«Книга завоеваний» китаб аль-футух. Арабский историк Ибн Асам аль Куфи стр. I8.
«В исламе, в отличие от остальных религий, верований, с исключительной силой доминировали «мирские» проблемы. Ислам, как религия вообще, превращается в универсальную систему регулирования всей социально-экономической и духовной жизни в мусульманском обществе».

МОНГОЛО-ТАТАРСКОЕ НАШЕСТВИЕ

В 20 г. ХIII веке в Дагестан нагрянули полчища монголо-татар. Нашествие монголо-татар носило грабительский характер. Вторгаясь в страну, монголы сжигали селения, захватывали скот и имущество. Подавив сопротивление, монголо-татары устанавливали для населения покоренных земель особый режим феодальной эксплуатации.
Многие из дагестанских правителей вынуждены были после упорной борьбы признать власть монголов. Покоренные феодалы оставались на своих местах в качестве вассалов великого хана. Их всадники должны были участвовать в походах монгольских завоевателей в порядке воинской повинности.
Вскоре начались длительные войны Золотой Орды с илханами за обладание Дагестаном и теперешним Азербайджаном. От этих войн больше всего страдали жители прибрежного Дагестана, превратившегося в арену борьбы между двумя монгольскими государствами. Эти войны продолжались почти сто лет. Особенно опустошительными были нашествия на Дагестан Тохтамыша и Тимура. В конце I4 века между ними разгорелась борьба за Кавказ и Дагестан. Успехи Тимура не давали покоя Тохтамышу. В I394 году Тимур получил известие, что войска Тохтамыша подошли к Дербенту. В феврале I395 года Тимур выступил в поход против Тохтамыша.
По дагестанским народным преданиям Тимур, покорив кумыков, напал на город Алмак в Салаватии, который имел семь тысяч домов. После опустошения Кумыкской плоскости Тимур обрушился на аварцев и лакцев. Можно предположить, что монгольское войско прошло по древнему Транскавказскому пути, пересекавшему горный Дагестан и выходившему за Дербент, к Самуру и Кюре.
Историки пишут, что царь Тимур покорил Дербент и другие крепости до Ширвана, в том числе и Ага Кран. В то время перебили много мусульман, причем многие люди, принявшие ислам, снова стали отступниками. Он уничтожал все на своем пути, разрушал укрепления, обходился жестоко с пленными, почти в каждом селе совершал «шах-харманы» из живых людей, особенно из стариков, женщин и детей за то, что мужчины и взрослый народ воевал и против них.
До сих пор в памяти народа сохранилось много легенд и преданий об упорной и героической борьбе лезгинов против монголов. Но население так и не смирилось с натиском монголов. Гильом Рубрук сообщает, что аланы и черкесы борются против татар, и что «некие сарацины, именуемые лезгинами, равным образом, не подчинены татарам».

КЮРЕ

Коренные перемены в жизни Кюры произошли после того, как в I759 году Фатали-хан Кубинский, при поддержке восставших горожан, утвердился правителем в Дербенте. Закрепившись в Дербенте и распространив свое влияние на Кюру до села Капир, Фатали-хан включился в политическую систему Дагестана и его внутреннюю политическую жизнь.
О Кюре мы имеем несколько сообщений. Надписи на камнях из селений Шиназ и Гельхен свидетельствуют о «разрушении селений Курах и Кура Шейх - шахом в 9I7 году» т.е. I5II или I5I2 году. Значит, в начале ХYI века Ширван-шах Ибрахим II (I502-I524 гг.), призванный Шейх-шахом, разрушил лезгинское селение Курах, а также Кура, то есть Кюре. В последнем случае имеется в виду, по всей вероятности, не один населенный пункт, а группа их, «общество» Кюре. Этим только и можно объяснить отсутствие в тексте обычного «карйа» «селение» перед словом Кура – Кюра. Пока еще не совсем ясно, какой смысл вкладывал автор надписи во фразе «селение Курах и Кура», идет ли речь о селении Курах и подвластной ему территории или же говорится о двух самостоятельных территориях. Точнее, сумел ли Курах к этому времени, т. е. к началу Х YI века, распространить всю власть и на те земли левобережного Самура, которые впоследствии назывались Кюре.
Имеется еще одно известие. Когда казикумухский шамхал в I597 году в своей грамоте перечислял дагестанские «рати» и среди них называл «кюринскую рать», здесь, по всей вероятности, речь шла о Кюре, о войске из жителей кюринских селений. Таков путь роста и дальнейшего развития маленького союза сельских общин во главе с Курахом по пути формирования феодального владения Кюринского ханства.

КЮРЕ МЕЛИК

Трудно без волнения читать стихи Кюре Мелика, испытавшего на себе все ужасы татаро-монгольского ига. О датах рождения Кюре Мелика существуют разные версии. Некоторые исследователи приводят дату (I340-I4I0) и связывают время жизни Кюре Мелика со временем вторжения Хромого Тимура в Лезгистан. Г. Гашаров. Певцы обновленного края. Махачкала, I987. Согласно этой дате выходит, что Кюре Мелик жил 70 лет. Но Фейзудин Нагиев в своей исторической драме «Кра Мелик» приводит другую дату, связанную не с Тимуром, а со временем первого похода монголо-татар в Южный Дагестан под предводительством Кавтар-хана в XIII веке, о чем свидетельствует надпись на камне в стене мечети в ауле Рича. Войска Тимура завоевывали Закавказье и Персию в IY веке, и Мелик тогда даже по первой дате был бы младенцем. Кюре Мелик родился в II99 и погиб в I239 году. Нагиев Ф. Кра Мелик. Историческая драма. Махачкала, 2002. Согласно дате Ф.Нагиева, выходит, что Кюре Мелик был современником Низами Гянджеви. Кюре Мелик жил в селе Курхюр и принимал активное участие в организации у руководстве народным сопротивлением монголо-татарам. Он геройски погиб в сражении с врагом. Произведения Кюре Мелика в основном имели патриотическую направленность, призывали народ к защите Отечества.

ВЫХОДИТЕ СПАСАТЬ ОЧАГ
Эй, лезгины, на нас напал враг,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!
Это очередная беда, которая пришла к нам,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!

Эти враги злее, чем бешеные собаки,
Грубее скал Кафских гор.
Такую долю нам определил бог,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!

Татарские ханы, монгольские ханы – их полно,
В долинах наших слышны вопли и стоны.
Много лезгин не вернулось с поля брани,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!

Кюре Мелик горит в пламени,
Он предвидел беду,
когда она была еще вдалеке.
Не жди спасенья от бога,
Вставайте, выходите спасать свой очаг!
(Подстрочный перевод).

РАЗГРОМ НАДИРА

К 30-годам ХYIII века Иран превращается в сильное государство. Когда фактически правителем Ирана становится Надир, страна освобождается от афганцев. Покончив с афганцами, Надир выступил против Турции, которая успела к тому времени захватить многие владения сефивидов, в частности ряд районов теперешнего Азербайджана и Дагестана.
Стояла осень I74I года. Хорошо вооруженная, с несколькими сотнями пушек, уверенная в своих силах армия все ближе подходила к Андалалу (аварское общество, состоящее из нескольких аулов). Никогда это маленькое общество не видело на своей земле столь огромное количество иноземных войск. Впереди, на богато украшенном красивом коне, ехал в окружении своей верной свиты человек с надменным и гордым видом. Это был иранский правитель Надир. Он вел иранское войско на покорение Дагестана. Поход на Андалал был не первым походом завоевателя. Вот уже в течение семи лет почти каждый год, его отряды разоряют одну область Дагестана за другой. Отряды Надира не только грабили и сжигали аулы, но и вытаптывали поля, угоняли скот, уводили сотни пленных, издевались над мирным населением.
Предания о Шах-Хармане. «Харман – это место для молотьбы зерна. В Курахе и окрестных других сел сохранились предания о том, как на такие харманы воины Надира сгоняли женщин с грудными младенцами, связывал и их по рукам и ногам, затем согнанных людей затаптывали лошадьми. Главный харман в Курахе с тех пор называется Шах-Харманом.
В селе Орта-Стал рассказывают, что до нашествия Надира, неподалеку от их села, существовало укрепленное поселение Кард или Квард. Крепость эта не покорилась иранцам. Послов шаха жители крепости убили. Надир штурмом взял крепость и разрушил её. После этого на глазах, оставшихся в живых родителей, он согнал детей в одно место, связал и пустил на них лошадей. Р. М. Магомедов «Легенды и факты о Дагестане». Такой же харман обнаружили на местечке ЧIурухюр внизу от села Ашага-Стал. Представители всех народов Дагестана оказывали персидским войскам упорное сопротивление. «На всем пути от берегов Каспия и Самура до Казикумухского ханства, - пишет профессор А. Р. Шихсаидов,- народы лезгинской группы самоотверженно боролись с войсками Надира, шедшими к Кумуху через Курахское и Магудеринское ущелья. После бегства Сурхая в Аварию, Надир шах вернулся тем же маршрутом в Дербент. При этом местные жители нападали на иранских захватчиков».

КЮРИНСКОЕ ХАНСТВО

Как известно, Закарийа ал-Казвини, умерший в I283 году, назвал Цахур «главным городом, т.е. столицей Лакзана. У арабских авторов IX–X вв. столица Лакза не упоминается, но под Лакзом понималась территория Южного Дагестана. В хронике Мухаммеда Руфи, относящейся к XIV в., сообщается об области Куралал, которая платила газикумухскому шамхалу ежегодно подать в I00 жеребцов и I00 кобылиц. Говорится ли здесь о Курахской общине или же о более широкой территории, известной под названием Кюре и связанной с наименованием лезгинов левобережного Самура - кюринцы.
О Кюре мы имеем несколько сообщений. Когда газикумухский шамхал в I597 году в своей грамоте перечисляет дагестанские «рати» и среди них называет «куринскую рати». По всей вероятности, речь шла о Кюре, о войске из жителей кюринских селений. Таков путь роста и дальнейшего развития маленького союза сельских общин во главе с Курахом по пути формирования феодального владения – Кюринское ханство. Эпиграфический материал зафиксировал, таким образом, для XIII-XV вв. обстановку политической децентрализации Южного Дагестана
После предательского смещения Хаджи-Давуда, ханом Кубы стал сын Султан-Ахмеда Хусейн-Али. Вскоре он присоединил к своему ханству правобережье реки Самур с землями Яргун, Шабран. В I756 году Хусейн-Али-хан направил свое войско во главе с сыном Фет-Али в Сальян и отвоевал эту местность вместе с небольшим Рудбарским владением. Спустя два года Хусейн-Али-хан умер, и власть перешла в руки Фет-Али-хан.
В I775 году, по велению императрицы Екатерины II, в пределы нынешнего Дагестана прибыл генерал-майор Медем с русским отрядом с целью поддержать Фет-Али-хана Кубинского и наказать уцмия за пленение Академика Гмелина. Захват Кюры описывается так: «Фет-Али-хан превосходно воспользовался помощью: он успел уменьшить значение уцмия, разбитого русскими войсками около села Башлы, и в то время, когда генерал Медем занял Дербент, он двинулся в Кюре, разбил Магамед-хана Казикумухского и заставил уйти в Казикумух. А чтобы обеспечить на будущее время за собою владение Кюрой, он воспользовался ссорой Магомед-хана со старшим сыном его Ших-Марданом.
В I789 году умер и Магомед-хан Казикумухский. На месте его был избран ханом сын Сурхай, несмотря на то, что он был чанка, т.е. мать его не происходила из ханской фамилии. Вот как описывается в «Кавказском вестнике» проникновение Сурхай-хана в Лезгистан: «Завладев Кюрой, Сурхай-хан обратил свое внимание на общества долины Самура, до сих пор упорно сохранявшие свою независимость от соседних ханов. Скоро ему представился удобный случай вмешаться в их дела. Селения Ялахъ, Кака и Луткун, входившие в общество Рутульское, притесняемые поборами жителей главного селения – Рутула, обратились к Сурхай-хану с просьбою о защите.
Кюринское и Казикумухское ханства до I8I2 года составляли одно владение. В I8I2 году было выделено Кюринское ханство, правителем которого был назначен Аслан-бек, племянник Сурхай-хана Казикумухского. Сурхай-хан, хотя и дал клятву на подданство России, все же ориентировался на Персию. Он ездил туда дважды, держал связь с Шейх-Али-ханом в Чирахе. I2 июня I820 года генерал Мадатов разбил отряды Сурхай-хана в Чирахе. С I5 июня того же года занял Кумух, жители которого не только дали присягу на верность России, но и не пустили в Кумух Сурхай-хана, который вынужден был бежать в Аварию, где и умер в I826 году. Рамазанов Х.Х., Шихсаидов А.Р. «Очерки истории Южного Дагестана». Махачкала, I964.
В I820 году Аслан бек сделался ханом Казикумухским и Кюринским. При ханстве своем Аслан-бек, самые плодородне поля кюринских сел. Присваивая высокое звание бека, дарил своим родственникам. Редькое было село, которое не было представителя из лакцев. Оценывая заслуги Магомеда Ярагского, как шейха, и ему подарил дань прех кюринских сел: Ашага-Стал, Орта-Стал и Юхари-Стал. «А намного раньше этого Магомед Ярагский, Кюринский, Лезгинский,Дагестанский, Кавказский, напомнил людям о существовании человеческой природе самого ценного, чем вправе владеть человек, - свободы, личной и общественной. Лозунг был провозглашен. И начал он с себя. И начал с покаяния, с речью раскояния. Без покояния путьтяжел и бессмыслен. Не случайно почти в это же время обращается к Аллаху с польным раскоянием в своих грехах, а грех-то состоял в том, что он взял три аула: Юхари-Стал, Орта-Стал, Ашага-Стал, которые ему подарил кюринский Аслан-хан и тарикатский мюрид Ярагского, затем в»практическом тарикате превозшедший не только учителя, но и других имамов»,-казикумухский шейх Джамалэддин.» Г. И. Гусейнов -Гасан Алкадари, Махачкала 20I4 год.
После Аслан-хана Гарун-бек, а с I848 по I864 г. ханом стал Юсуф-бек. За I4 лет «верной службы» он достиг чина генерал-майора. В I864 году Юсуф-бека отстранили от управления, и Кюринское ханство был преобразован в Кюринский округ. Лишив Юсуфа ханской власти, царское правительство не ущемило его интересов: он получил в I864 году 4000 десятин земли, а также пенсию в размере 5000 рублей в год.
Присоединение Южного Дагестана, в том числе и Кюринского общества к России, объективно имело прогрессивное значение для экономического, политического и культурного развития края. В 60-е годы ХIХ века произошли некоторые административные изменения. Самурское и Кюринское ханство, преобразованные в Кюринский округ, были включены в Дербентскую губернию, а Кубинская провинция – в Бакинскую губернию. Ханства были ликвидированы, а лезгины волей царских чиновников оказались разделенными между двумя губерниями.
По данным посемейных списков переписи I886 года в Кюринском округе поживало 79796 жителей, из них мужского пола - 4I872 человека, женского 37924 человека. Кроме лезгин проживало в округе 2572 еврея, I4397 табасаранцев, 6I35 агульцев, I402 азербайджанца. В Гюнейское наибство входило I7 сельских обществ, состоящих из 53 селений, в которых было 3973 дома и проживало 20899 жителей обоего пола.

СОЦИАЛЬНО-ЭКОНОМИЧЕСКОЕ И КУЛЬТУРНОЕ РАЗВИТИЕ

Наша многонациональная республика 24 октября 20I3 года торжественно отметила 200-летие со дня присоединения Дагестана к России. Царская Россия была не только колониальной, но и могучей державой. Присоединение к России для народов Дагестана имело поистине огромное объективное и прогрессивное значение. Дагестан не мог оставаться в тех условиях самостоятельной страной. На Кавказ, в том числе и на Дагестан, претендовали Турция и Иран. Они часто совершали разорительные набеги. На Кавказ претендовала и Россия. И между этими тремя державами долго продолжалось соперничество за обладание Кавказом, поскольку он представлял собой район большого военно-стратегического и экономического значения. И в самом Дагестане продолжались столкновения между феодальными владетелями за расширение своей территории и власти. Но они все больше стали осознавать, что Россия более могущественна, её политика устойчива и, ориентироваться на неё выгодно. Об этом свидетельствует и то, что в XVII веке почти все феодальные правители приняли подданство России. Мирный договор, заключенный с Ираном в местечке Гулистан 24 октября I8I3 года, считается началом присоединения Дагестана к России. Не только светски ориентированные, но и религиозные деятели, в том числе сосланные за религиозную деятельность и симпатию к восставшим Гасан Алкадари, Зейд из Куркли, Шейхуль-ислам Дербентского ханства Касим Казим-Бек и другие, подчеркивали, по возвращению в Дагестан, что его народам повезло. Что, войдя в состав великой России, они станут жить спокойно и светски просвещаться. А известный прогрессивный советский деятель Саид Габиев назвал вхождение Дагестана в состав России началом нового советского этапа в жизни и культуре горцев. Он подчеркивал, что арабо-мусульманская культура, сыгравшая огромную исторически положительную роль в истории человечества, теперь стала сильно отставать, и поэтому нам нужно приобщиться к европейской и русской культуре, сохраняя при этом свою культуру. «Народы Дагестана» 5. 20I3.
Вхождение лезгинских земель в Россию в начале ХIХ века благоприятствовало экономическому и культурному развитию нашего народа и избавлению от турецкого и иранского ига. В 30-х годах ХIХ века было начато строительство стратегических дорог в горах силами войсковых частей и местного населения. Известны старинные дороги, связывающие Южный Дагестан с Закавказьем. В частности, такие, как Ахты-Наху-Баку, Дербент-Ахты-Наху, Ахты-Куба-Баку-старая Шамаха-Баку, Касумкент-Куба-Баку, Касумкент-Белиджи-Дербент и т. д.
В связи с окончанием Кавказской войны в I864 году наместник Кавказа обратился к народам Дагестана, указывая, что население Дагестана освобождается от поставки рекрут, земля и леса являются собственностью населения. За населением признается право заниматься ремеслом и торговлей, для чего открыты дороги в Грузию, Джаро-Белоканы, Шеки, Ширван, Кубу, Дербент и прочие земли.
Дербент гораздо ранее являлся в то время крупным центром обрабатывающей промышленности Южного Дагестана. В рапорте генерала Савельев, а от II мая I796 года на имя главнокомандующего Персидской экспедицией генерала Зубова говорится, что в Дербенте было 30 шелкоткацких и II5 бумагопрядильных фабрик. Город имел восемь мукомольных водяных мельниц. Здесь было 420 лавок, принадлежащих 80 торговцам, три караван-сарая. Хождение имели голландские червонцы, русские серебряные рубли, мелкие медные деньги и ассигнации, а также ширванские и кубинские абасы.
Наряду с Дербентом задолго до ХIХ века в Юждаге выделились ремесленные и кустарные центры, в которых ремесленники и кустари работали не только и не столько для собственных нужд, сколько на рынок. Во многих отраслях кустарной промышленности лезгины достигли совершенства и приобрели широкую известность. Изделия лезгинских кустарей отличались прочностью и тщательной отделкой. Широко было развито производство ковров, паласов, джурабов, изготовление одежды, обуви, головных уборов, необходимого сельскохозяйственного инвентаря, предметов домашнего обихода, холодного оружия.
Ковровое ремесло было развито во всех регионах Лезгистана. Тонкие и плотные лезгинские ковры Кубинского уезда отличались чрезвычайной оригинальностью и красивым рисунком. Производство сумахов, как в нынешнем Азербайджане, так и в Дагестане встречалось в основном у лезгин и лезгино-язычных народов, в остальных районах Азербайджана и Дагестана сумах и почти не производились.
Центрами коврового производства в Южном Дагестане являлись селения Микрах, Теки-Пиркент, Ахты, Рутул, Гильяр, Магарамкент, Курах, Кабир, Зизик, Ашага-Стал, Орта-Стал, Юхари-Стал, Куркент, Кара-Кюре, Джаба, Каладжух, Икра, Хкем, Штул, Кинцик, Хучны, Архит, Халач, Межгюль и др. Можно с уверенностью сказать, что в Южном Дагестане не было ни одного селения, где-бы женщины не изготовляли каких-нибудь предметов из шерсти, начиная от высококачественных ковров, сумахов, джюрабов и кончая шерстяными веревками.
Лезгинские ворсовые ковры и сумахи не раз демонстрировались на международных выставках в Париже, Брюсселе и других местах и были удостоены золотых медалей. Широкое развитие у лезгин в ХIХ веке получило металлообрабатывающее производство: кузнечное и оружейное дело, а также художественная обработка металла.
Техника обработки металла была известна лезгинам с глубокой древности. О чем свидетельствуют археологические находки раскопок Макинского грунтового могильника, Дакузпаринского района, относящегося к VI-IV вв. до н.э. Судя по этим материалам, в указанное время наряду с железными и бронзовыми украшениями широко употреблялись различные украшения из сплава свинца с оловом, не имеющие аналогий с другими памятниками Кавказа.
В дальнейшем, в эпоху средневековья и позже, с возникновением серебряного дела одновременно развиваются художественные и технические приемы украшения и орнаментальные формы металлических изделий. Литейное производство существовало в Куруше, Микрахе, Хлюте и некоторых других лезгинских селениях.
Кузнецы имелись в каждом лезгинском селении. Они занимались производством сельскохозяйственных орудий и предметов домашнего обихода. Изделиями кузнечного производства являлись топоры, серпы, косы, мотыги, ножи, подковы для лошадей, болты и крючки, а также щипцы для очага, щипчики для сахара, маленькие лопаточки для скобления теста, ножи разных форм и назначений.
В конце ХVIII - начале ХIХ вв. в металлообрабатывающем производстве выделяются оружейное дело и художественная обработка металла. Вокруг оружейного дела развивались разнообразные художественное и ювелирное производства связанные с отделкой оружия серебром под чернь, слоновой костью, золотыми инкрустациями и т.д. Крупными центрами кустарного производства серебряных ювелирных изделий, где насчитывалось значительное число кустарей, считалось селения Куснет, город Кусары Кубинского уезда, Ахты, Кака, Цахур Самурского округа, Икра, Рича, Койсун, Кючхюр Кюринского округа.
В книге Гасана Алкадари «Асари-Дагестан» упоминается, что в Кюринском округе в селе Куйсун был искусный оружейных и золотых дел мастер по имени Гадж-Магамед-Али. Ружье, сделанное этим мастером, нельзя было отличить от ружья известного мастера Гаджи-Мустафы, жившего в Крыму.
Обработка металлов и минералов было развита в Кубе, Кусарах, Шеки, Нухе, Гянже, Ахтах, Ашага-Стале, Куйсуне, Гоа, Риче, Кучхюре, Курахе, Буши-Махи, Архите, Цилинге, Махкери, Целяте, Цнале, Куштиле, Куге, Куярике, Харадже, Ашага-Маки и т.д. (Кавказская Албания — Лезгистан. Абдурагимов Г. А.).

ДЕРБЕНТ – ГОРОД-МУЗЕЙ

На западном побережье Каспийского моря, там, где горы Кавказа почти подходит к морскому побережью, оставляя лишь узкую трехкилометровую полоску равнины, раскинулся древний Дербент – второй по величине и значению город Республики Дагестан и самый южный город Российской Федерации, крупный центр виноделия, ковроткачества, туризма.
Дербент – один из древнейших городов Кавказа. Его история насчитывает пять тысячелетий. Возникнув в глубокой древности, он из маленького поселения превратился в один из крупнейших средневековых городов Востока. Он пережил бурные исторические события, штурмы и разрушения, периоды расцвета и упадка, служил ареной кровопролитной борьбы и яблоком раздора. На него претендовали Римская империя и Парфия, Сасанидский Иран и Византия, Арабский халифат и Хазарский каганат, государство сельджуков и Золотая орда, сефевидские шахи и турецкие султаны, российские императоры.
Здесь побывали многие известные полководцы и завоеватели средневекового Востока – выдающиеся арабские военачальники Маслама ибн Муххамад, сельджукские полководцы Сау-Тегин и Йагма, прославленные соратники Чингиз-хана – Джебэ и Субудай, «властелин мира» Тимур и правитель Золотой орды Тахтамиш, турецкий султан Селим и основатель государства Сефевидов шах Исмаил. В Дербенте пребывали знаменитый правитель Ирана шах Аббас и «Гроза Вселенной» Надир шах. Здесь «прорубил окно» на Восток император Петр Великий.
Но Дербент привлекал внимание не только видных политических, государственных деятелей. О нем сообщают греческие и римские писатели, средневековые византийские, сирийские, кавказские, турецкие авторы. Ценнейшие сведения о Дербенте содержаться в трудах многих арабских, персидских историков и географов IX-XIII и более позднего времени.
Дербентские ворота, узкая полоска суши, что пролегла вдоль западного побережья Каспийского моря, древний город, запирающий извечный путь из Восточной Европы в Азию… Сколько орд, полчищ, нашествий видели его стены! Особенно драматично судьба Дербента сложилась в начале VII века нашей эры. Тогда, в раннем средневековье, здесь сошлись интересы мировых держав: Персии, Византийской империи и Хазарского каганата. - Соловьёв А. П.

ПЕТР I В ДЕРБЕНТЕ

Петр I выехал в Дербент 23 августа I722 года, который отворил ворота без боя. Его приветствовали хан и духовенство. «Дербент, - сказал хан, - получил основание от Александра Македонского, а потому нет ничего справедливее, как город, основанный великим монархом, предать во власть другому монарху, не менее его великому». «I6 августа [I722 года – по старому стилю, войско Всероссийского Императора, Петра I выступило в поход к Дербенту. Дербент не сопротивлялся: 23 августа император был встречен наибом дербентским за версту от города; наиб пал на колена и поднес Петру два серебряных ключа от городских ворот. - Император так описал свой поход в письме к Сенату: «Мы от Астрахани шли морем до Терека, а от Терека до Аграхани; пошли до сего места (Дербента), дорогою все вели смирно и от владельцев горских приниманы приятно лицом. Потом когда приближались к сему городу (Дербенту), то наиб сего города (наместник) встретил нас и ключ поднес от ворот. Правда, что сии люди нелицемерною любовию приняли и так нам ради, как бы своих из осады выручили…»
Затем императору были преподнесены ключи от города на серебряном блюде, покрытым богатейшим персидским шелком. Все это хранится в Санкт-Петербурге, в Кунсткамере, первом российском музее. Покорение Дербента было последним актом петровского похода. В Дербенте память о Петре сохранялась с благоговением. В Дербенте Петр жил в цитадели Нарын-Кала, в ханском дворце. Там он ожидал прибытия флотилии из Астрахани. В течение нескольких дней ежечасно он выходил из своей комнаты, в которой не было окон видом на море. Наконец ему это надоело, и Петр со своим взрывным и энергичным характером проявил себя. Он собственноручно прорубил в комнате, где он жил, окно с видом в Каспийское море.

ГЮНЕЙСКОЕ НАИБСТВО (I886 г.)

Наименование Все кюринцы евреи
Гюнейское наибство 20.899
(I00%) I9.550
(93,5%) I.349
(6,5%)
Ашага-Арагское сельское общество 7I3
(I00%) - 7I3
(I00%)
село Ашага-Араг (Джугуч-Араг) 7I3
(I00%) - 7I3
(I00%)
Юхари-Арагское сельское общество 2.020
(I00%) 2.020
(I00%) -
село Ашага-Яраг (Ага-Араг) 370
(I00%) 370
(I00%) -
село Бере-Кент (Береке-Хюр) 259
(I00%) 259
(I00%) -
село Бюльбюль (Бюльбюля-Хюр) 429
(I00%) 429
(I00%) -
село Кансов-Кент (Кансова-Хюр) 2II
(I00%) 2II
(I00%) -
село Юхари-Яраг (Вини-Араг) 75I
(I00%) 75I
(I00%) -
Асали-Кентское сельское общество 584
(I00%) 584
(I00%) -
село Асали-Кент (Аса-Алиди-Хюр) 33I
(I00%) 33I
(I00%) -
село Барбар-Кент I9
(I00%) I9
(I00%) -
село Чантар-Кент I85
(I00%) I85
(I00%) -
село Шариф-Кент (Шерифа-Хюр) 49
(I00%) 49
(I00%) -
Гильярское сельское общество 853
(I00%) 853
(I00%) -
село Гильяр 505
(I00%) 505
(I00%) -
село Джебель (Ширванар) I23
(I00%) I23
(I00%) -
село Хаки-Кент (Хакиди-Хюр) 225
(I00%) 225
(I00%) -
Зограб-Кентское сельское общество I.074
(I00%) I.074
(I00%) -
село Бут-Кент (Бута-Хюр) 328
(I00%) 328
(I00%) -
село Зограб-Кент (Зограба-Хюр) 469
(I00%) 469
(I00%) -
село Хтун (Хотун) 277
(I00%) 277
(I00%) -
Испикское сельское общество I.098
(I00%) I.098
(I00%) -
село Испик (Спик) 520
(I00%) 520
(I00%) -
село Казар-Кент (Хезера-Хюр) 97
(I00%) 97
(I00%) -
село Шахи-Кент (Шехиди-Хюр) 48I
(I00%) 48I
(I00%) -
Ашага-Картасское сельское общество I.296
(I00%) I.296
(I00%) -
село Ашага-Картас (Ага-Картас) 544
(I00%) 544
(I00%) -
село Юхари-Картас (Вини-Картас) 649
(I00%) 649
(I00%) -
село Царах-Кент (Цараха-Хюр) I03
(I00%) I03
(I00%) -
Касум-Кентское сельское общество I.667
(I00%) I.667
(I00%) -
село Али-Кент (Алида-Хюр) 679
(I00%) 679
(I00%) -
село Ашага-Араг (Ага-Араг) 408
(I00%) 408
(I00%) -
село Касум-Кент (Касума-Хюр) 580
(I00%) 580
(I00%) -
Киркинское сельское общество I.686
(I00%) I.686
(I00%) -
село Кирка 6I2